Молот и звёзды - Квента

3 апреля 2013 (19:27:07)

Линии Ничто струились звучали радугой на манер разбивающихся о скалы волн...

Что такое скалы, что такое волны? Эти странные ассоциации ещё никогда не посещали Сознание, купавшееся в струящемся Ничто. Откуда? Что то постороннее нарушало привычные линии бытия Ничто. Мысли возникали в Сознании образами, будоража его новыми ощущениями. Мысли называли себя Корабль. И в этом было что то неправильное. Боль. Мысли разрушали друг друга. Корабль погибал, проваливаясь сквозь ничто не находя дороги, разрушая привычные потоки, окружавшие Сознание. Это было удивительно и Оно потянулось к кораблю всей своей Сущностью.

Понимание нового захлестнуло Сознание — огонь, боль. Кораблю было не место среди струн привычного ничто. Оно протянуло руку.... Руку? Сознанию понравилось это слово. Рукой Оно начало выталкивать корабль из своего окружения. Струны Ничто напряглись и.... через мгновение свились в воронку утягивающую корабль вон отсюда. Но корабль.... Мысли... Они будоражили сознание и Оно последовало за ним.

Вспышка! Мысли. Образа. Эмоции! О!!! Сознание узнало эмоции — оно уже ни о чём не жалело. О!!! Оно поняло Жалость! Сознание смотрело, как корабль падает на встречу Миру. Живому Миру, распадаясь на части. Боль. Смерть. Как странно... Существует Смерть... И для них — этих маленьких кусочков, что подарили Сознанию Мысли и Чувства, Смерть это что то, что несёт нескончаемую боль, причём тем, кто остаётся в живых Больнее. Почему? Ведь смерть это лишь....

Сознанию очень захотелось понять: почему смерть одних, причиняет такую боль другим. Боль казалась Сознанию странным. Неправильным, но почему то очень нужным новым Чувством.

Корабль распадался. Маленькие живые кусочки переходили сквозь смерть, изменяя своё сознание. ООО!!!! У каждого кусочка было Своё, Маленькое, такое несовершенное сознание!!! А что если.......

Один отсек Корабля пострадал больше остальных. Сознание смотрело, как вянут комочки маленькой жизни, теряя искры своих сознаний, устремляющихся в свои первые Ничто. Комочков было много. Сознание начало осознавать, что комочки могли общаться, узнавать друг друга, но в этом отсеке многие были сильно чужды между собой, а значит — их могли плохо знать в других и это всё больше поднимало на поверхность Сознания новую будоражащую мысль.

Оно потянулось всей своей Сущностью к самому свежему комочку, чьё сознание покидало его, стирая картинки воспоминаний, чувств, эмоций. Сознание засветилось, пытаясь подбодрить маленькую Искру, что у неё ещё всё впереди. Что это не конец. Показало, что для маленько Искры всё ещё только начинается и попросило занять её место. Искра удивилась. Успокоилась. Сознанию показалось, что она улыбнулась. Улыбка. Такое простое, несущее боль чувство, но такое прекрасное!!! Искра посмотрела на свой комочек жизни и... Последняя вспышка ослепило Сознание: «Как мне хочется Жить, Дышать. Смеяться!!!», — прозвучала последняя Мысль юной Искры. Смеяться! Что такое смеяться??? Что это такое, что ради этого Искра готова отринуть прекрасное Ничто??!

Сознание было достаточно могущественным и приняло решение, занявшее меньше мгновения. Оно обволокло Искру и прошептало: «Я помогу тебе вернуться в твой кусочек Жизни, хоть мне и хотелось попробовать всё лично, но ты такая Яркая. Что мне хочется понять.... Можно мне тоже с тобой — найдёшь для меня чуточку места в своём кусочке Жизни? Пожалуйста.... Это так ново для меня. Научи меня... Покажи мне, что такое Смех?!?».

Искра заструилась такими странными струнами, что даже в Мире Сознания были чрезвычайно редки. Сознание протянуло руки-струны к блекнущему комочку жизни и, толкая маленькую Искру перед собой, рвануло со всей своей мощью на встречу Неизвестности!!!

— Отсек биологической разведки при падении столкнулся с блоком запасной связующей спирали межпространственного ускорителя. Последующий взрыв уничтожил всё на два десятка линейных единиц вокруг. Почва выжжена на глубину в полтора локтя. Даже духи первоэлементов покинули это место! Оно останется заражённым не один десяток лет...., — старый шаман вздохнул, роняя слёзы.

— Там были почти дети!!! — простонала пожилая жрица света рядом. — Если бы я могла отдать свою жизнь, взамен кого то из этих детей, ведь они последние рождённые в нашем поколении! О, Святой Свет!!!

Сильнейшая вспышка Света, исходящая из эпицентра трагедии, сопровождаемая сверх высокой нотой звона неистовым гулом накрыла окрестности.

— Свет! Что это было!??

Шаман и Жрица со всех ног бросились, падая и обдирая руки и ноги, к тому, что посчитали Знамением.

Среди пепла, пропитанного зловонными испарениями вытекшего впоследствии реагента охладителя спирали, как под лучами Солнца зеленел крошечный островок растительности. На нём лежала молодая дренейка, глаза её были закрыты, но грудь равномерно вздымалась и опускалась в такт слабому, но уверенному дыханию. Шаман и Жрица, опешевши, остановились.

— Жива!

Ресницы юной дренейки вздрогнули, глаза сначала медленно, потом всё быстрее распахнулись. Вздох удивления огласил Тишину погибшей земли.

— Девочка, как твоё имя?! — сдавливая рыдания, произнесла Жрица.

Ребёнок, точнее уже почти взрослый подросток, повернул глаза в сторону вопрошавшей.

Её глаза, казалось бездонные, как само Время, пересеклись с глазами старика шамана и тот отшатнулся: свет, всё покрывающий свет, что казался древнее света звёзд, обволок его сознание, создавая присутствие чего-то древнего, старше самих На`аару, также обволакивающе и успокаивающе, как в их присутствии. Шаман испытал второй раз в жизни смятение, посетившее его при встрече с Посланцами Света. Но тут дитя моргнуло и ощущение пропало.

— Триль! — Имя вспорхнуло с юных губ всепоглощающим звоном рождающегося нового Бытия.....

 

Стиллори просыпался. Какой странный сон. Сон, в котором прозвучало Любимое имя. Сон стоило основательно разобрать по полочкам сознания и положить в ящечки памяти, пока он не улетучился, что-бы на досуге разобрать его по камешкам. Стиллори делал это — просыпался и запоминал сон — как всегда степенно и основательно. Как приучили в детстве родители. Родители. Когда просыпаешься — всегда приятно вспомнить о Доме. Стиллори приоткрыл один глаз. В луче холодного утреннего осеннего солнечного света переливались светом золотистые пылинки. Нет — нет. Глаз стоить закрыть и ещё понежиться... Не понежиться, а поосмысливать ночные видения прошлое, поправил сам себя Стиллори. Мама и Папа. Сколько тепла в этих словах! Для всех таны Лиги Ислелдователей подгорного королевства и самые любящие родители для своего непоседливого сынишки. Как приятно вспомнить тёплые руки Матери, приносящей в спаленку крынку с тёплым парным молоком, будящем лучше любого трембудильника механиков гнумиков и смущённое зардевшееся лицо Отца, прячущего, что то сопротивляющееся и бурчащее за своей спиной от не вовремя проснувшегося Сынишки. Тот день рождения Стилл запомнил навсегда. Батяня подарил первого питомца — мишутку Тридоби, который так смешно кувыркался назад через голову и с которым они провели не один день, гоняя с игрушечным ружьём кроликов по соседским огородам и топча соседскую репу. Но это было позже, а пока, меховой шарик урчал в руках Стилла, заставляя его смеяться простым детским смехом, от которого у родителей наворачивались слёзы радости на глазах. А потом они — в честь дня рождения — впервые в жизни поехали в город людей Штормвинд, что бы посетить ярмарку Новолуния под его крепостными стенами. Именно тогда Стиллори впервые увидел Эльфиек. Одна из них горячим танцем завлекала посетителей в шатёр предсказателей судьбы. Стилл был так потрясён, что стоял, открыв рот не дыша. Под добрый смех окружающих. Эльфика наклонилась и чмокнула юного Гнома в его слегка, уже тогда, нос с горбинкой. Отчего Стилл шлёпнулся под всеобщий смех на задницу, чуть не раздавив, сидящую в кармане только что купленную Древесную лягушку.

Решено. Когда он вырастет, он обязательно Должен увидеть страну этих прекрасных созданий.

Шли годы. Времена года неспешно сменяли друг друга. Стиллори рос опорой и надеждой родителям, поглощая знания, накопленные поколениями Лиги Исследователей.

Пришло время и ему проходить «экзамен на зрелость», что в кругу его Родни означало «принеси то, не знаю что, но древнее и непонятное». Вот тут уж сложностей не возникало! Уже давно для себя Стилл определил заданием поиск Призрачного Зверя (а что — ведь охотится было его второй натурой и не только за историческими находками) в далёких северных землях далёкого Калимдора. Вот и настал этот день. День отплытия. Стиллори тщательно пытался прятать глаза, придавая себе важный и ответственный вид. Стараясь ни видом ни взглядом охватившее его волнение. И вот, оставив Тридоби «охранять» родителей, Стилл, предварительно — по старой традиции — трижды расцеловав Папу и Маму, ступил на борт корабля, отплывающего в Дарнасс. Ураа! Скоро он увидит родину эльфиек!!!! …. а родители, стоя на причале и утирая глаза платочками, загадочно улыбались чему то и желая Сыну встретить своё Единственно счастье.

Дарнасс встретил Стиллори во всём своём великолепии. Отделение Лиги исследователей при Храме Элуны помогло с описанием требуемых мест, где чаще всего видели призрачного зверя. Хоть за спиной и похихикивали над Юным Исследователем, в глаза же лишь стремясь угостить брагой юного Тана.

Эльфийки же были везде. Стилори открылось всё то, о чём ранее он только мог читать: строго кастомизированное общество, где женщины были либо войнами и следопытами, а мужчины Друидами, ищущими истину в Изумрудном сне. И любое отклонение — считалось чем то противоестественным. Эльфы были дружелюбны и холодны. Так близки и так недосягаемы. Но это не расстроило юного исследователя: он умел извлекать положительное из любой ситуации, ведь кружка с брагой — всегда наполовину полна и никак иначе. Раз эльфы подсобили с поисками, значит он уже увидел что хотел, а значит осталось вернуться домой победителем!

Вот только в путешествие такого важного и ответственного Гнома как Стиллори закрался «неожиданный фактор». Коим оказалась дочь старшей Жрицы Храма Элуны.

Юный ребёнок в таком старом обществе как ночные эльфы, тем более дочь старшей жрицы, могла позволить себе нарушать кучу рамок и условностей, оставаясь безнаказанной.

И сейчас главной целью этой пятнадцатилетней «занозы», что носила шевелюру цвета кислотного гоблинского ракетного топлива, стало новое лицо в Дарнассе — а именно «почтенный» Стиллори.

— Почтенный Стиллори, а куда ты идёшь? Почтенный Стиллори, а зачем тебе такой толстый рюкзак? Почтенный Стиллори, а для чего тебе такая забавная шту... что значит стырила, эта штуковина валялась около входа в твои апартаменты, а я с самыми чистыми намерениями решила её тебе... Вам, вернуть»!!!!

Нельзя сказать, что Фъёри — именно так именовался «неожиданный фактор» — не нравилась Стиллу, но она так напоминала ему его самого в юности, прям вылитая младшая сестра, что в её присутствии лицо Стилла всегда заливало краской самоузнавания. И он был несказанно благодарен Старшей жрице, когда та заперла Фъёри, перед отплытием Стиллори из Рутерана, на что тот краснея и пыхтя выразил смущаясь свою «крайнюю благодарность» почтенной прекрасной даме, чем вызвал добрейшую улыбку на обычно грустном лице.

Аубердин встретил молодого исследователя прохладной, но солнечной осенней погодой, что делало поиски занятием легким и более спокойным, без изнывающей жары, лютой стужи или, что более неудобно, межсезонной распогодицы.

Последние приготовления не должны были занять много времени: необходимо было заготовить несколько связок динамита и посетить местную кузницу, дабы привести в полную боевую готовность свои инструменты. Встав, по привычке, спозаранку, даже не перекусив, лишь выпив, по доброй традиции, кружку горячей браги с корицей, в этот раз показавшейся крепче обычного, Стилл отправился в кузню, что бы закончить приготовление до основного наплыва посетителей. Странно, но уже в столь ранний час, из кузни раздавались чёткие и уверенные удары молота по наковальне. Удары были быстрые, отрывистые, но чрезвычайно уверенные. Любопытство, подогреваемое доброй кружкой браги, заставило Стиллори прибавить шагу. Удары не мог наносить ни Гном, ни Эльф ни человек. С разбегу выскочив из-за угла Стилл застыл, не смея шевельнуться в холодном поту. Спиной к нему стоял Эредар из книжки про демонов! Во рту пересохло. Демоны! Здесь!!? Нет... поборов стремление удрать со всех ног, всё равно «Это» стояло спиной, Стиллори принялся изучать своё открытие, попутно перебирая полочки в своей памяти со скоростью гнумиковской каталогизирующей машинки в архиве Лиги Исследователей.

Незнакомка, а это именно была она, была невысокого, для демона, роста, синекожая, крылья отсутствовали как класс. Рога аккуратно и изящно, словно уложенные, окружали венцом юную голову.

Титаны всемогущие! Да она девушка одного со мной возраста, подумал Стилл!!! Комок подступил к горлу, мешая дышать и даже просто думать. Глаза медленно подымались от земли: стройные небольшие копыта на палец погрузились в земляной пол, создавая уверенную стойку для работы, упругие бёдра сходились в... ик.... задороно подрагивающий от возбуждения работой хвост, проходящий в кране аккуратно проделанное отверстие в кожаных штанах. Тело прикрывала лишь старая, видавшая виды холщовая майка, намокшая от пота и от этого лишь более отчётливо.... комок ухнул куда-то в пятки, увлекая за собой Сердце.... отчётливо просматривающуюся юную девичью грудь!

— Ты не подточишь моё оружие!?, — слова сами сорвались с губ Стилла, отчего тот готов был провалиться от стыда к тем самым демонам Пылающего Легиона — так двусмысленно и откровенно прозвучала фраза.

Дренейка, а это была именно дренейка, лишь на мгновение задержав молоток в самой верхней части траектории, продолжая наносить чётки удары по заготовке на наковальне не моргнув взглядом и не отрываясь от работы произнесла:

— Ты думаешь о том же что и я? Тогда принеси побольше масла и гоблинских кабелей!!!

И продолжила работу.

Стиллори готов был заплакать от досады и собственной нетактичности.

Словно почувствовав смятение молодого Гнома, Дренейка обернулась, Стилл увидел в её глазах молодые озорные искорки, что самым чистым светом улыбались ему, и рассмеялась чудесным искристым светом весеннего солнца:

— Ты мне нравишься. Очень. Меня зовут — Триль!!!

…......

Поход «пришлось временно отложить», потом что пролежавшие тысячи лет реликвии могут подождать ещё немного, когда куётся новое Сердце — одно на двоих.

Ведь простая дружба завязавшаяся с неосторожного высказывания, подкрепляемая общими профессиями и умениями быстро стала перерастать во что то большее. Конечно, Стиллори читал про недавно прибывший корабль дальних родственников Пылающего Легиона, но в книгах они были ещё более отстранены от рас азеротских, чем древние ночные эльфы, настолько, что Стиллори даже и не думал пересечься с ними при своей жизни. По крайней мере — на этом её этапе.

Но с Триль всё было не так. Она как будто смотрела в Душу. Не обращая внимания, на то кто он, откуда и их внешние отличия. Её глаза согревали само Сердце, а Смех заставлял трепетать от пальцев на ногах, до самых кончиков его распрекрасной бороды! И Стиллори отвечал тем же: открытым нараспашку Сердцем и бесконечно заливистым, не исчезнувшим ещё с самого детства, Смехом, не заботясь о потере «Почтенности». Странно было только порой ощущать на себе непонятно откуда бравшийся, казавшийся грустным взгляд из ниоткуда. Триль тоже чувствовала это. Но они решили, что это стремление к поискам немного берёт своё.

Стиллори засобирался в дорогу, а Триль пообещала ждать его возвращения и уже никогда не расставаться после.

— Возвращайся поскорее — горячая кружка браги с корицей всегда будет ждать тебя в моих руках!

…....

Солнечным и уже морозным утром Стиллори добрался до старых эльфийских развалин, где согласно старинным записям можно было обнаружить древние артефакты и, что более важное, найти их призрачного стража. Пробираясь мимо стражей — грозных наг, что кишмя кишили в развалинах, считая их своим новым старым домом — Стиллори уже набрал полный рюкзак побрякушек, но Призрачный страж так и не явился ему. И вот за очередным пригорком Стилл увидел очередную статуэтку, изображавшую призрачного стража. Таких статуэток у него уже было штук восемь в рюкзаке, но все они били поблёкшие и выцветшие, эта же — прямо лучилась «чем то особенным», доступным только нюху прирождённого исследователя. Положение осложнялось яростно охранявшим что то поблизости Стражем наг. Но Стиллори сейчас могло остановить только пробуждение рядом самого Рагнароса, и то — маловероятно. Стиллори уверенно протянул руку и вытянул её их земли. В следующее мгновение Стилл, больше Душой, чем телом ощутил студёное дыхание. Стремительно развернувшись он упёрся своим взглядом в глаза зверя, стараясь выполнить задуманное. Они смотрели друг на друга. И что то не получалось как надо — зверь не был простым. Не хватало какой то малости. В следующее мгновение раздалось шипение и около головы Стилла в землю ударилось копья стража наги, брошенное с приличного расстояния. Но Стилл даже не подумал отводить взгляд, потому что если отвести его он потеряет и то, что искал с таким трудом и свою жизнь — в любом случае. Стиллори лишь пристальнее вперился взглядом в глаза зверя и стал думать о самом сокровенном. О том, что два существа могут быть близки и.... что то изменилось во взгляде призрачного стража. Стиллори почувствовал что нащупал нить — ещё бы пару мгновений, а воин Нага был уже так близко!!!! Титаны не оставьте, на пути познания Истины!!!! В следующее мгновение краем глаза Стил заметил, как что-то молнией пронеслось на головой Юного Гнома и ударило в Нагу. Раздалось удивлённое шипение и крики боли ещё одного существа. А для Стилл время остановилось:

— Мне выпало сторожить то, что не должно исчезнуть в пучине времени и попасть в ненадлежащие руки, но ты не такой как остальные, ты «странный», зачем ты здесь?

— Я пришёл не дать пропасть этим вещам, во времени, пришёл сохранить их для достойных.

— И это всё!?, — голос, казалось покрылся слоем вековечного льда.

— Нет. Не всё., — повисло ожидание, — Ещё я пришёл за частью своего сердца — за тобой!!!!

Странный ветер безвременья ударил сбоку в лицо Стиллори.

Твоё Сердце показывает мне правду, значит я тоже дождался достойного, кому буду верой и опорой. Каково будет твоё первое указание, — в вопросе прозвучал лёгкий холодок.

Время вернулось и резко ускорилось, как будто навёрстывая упущенное в момент разговора. Раздалось торжествующее шипение и слабый писк боли и страха, оттуда, где продолжалась борьба неведомого помощника.

— ЗАЩИТИ СЛАБОГО!!!!, — казалось крик разорвал лёгкие Гнома и вывернул их наружу.

В тоже мгновение ледяной молнией призрак очутился около берущихся и победное шипение мгновенно перешло в смертельное булькание. Стиллори, хватая ртом воздух только начал понимать, какие чудовищные Силы он смог убедить в своей правоте.

Шатаясь, словно в бреду, схаркивая кровью Гном поплёлся к месту схватки. На месте он увидел.... нет, на то, что осталось от наги лучше смотреть не стоило, рядом, урча, сидел призрачный кот, а ещё ближе.... Ещё одна кошка, странного розового оттенка шерсти, напоминающего кислотное ракетное топливо гоблинов, что же оно могло это напоминать? Но Стилла больше заботило другое: пошёл за одной кошкой, а вернётся в двумя. Смех и грех — что на это скажет владелица пары острых как бритва рогов???

…..

Триль восприняла всё на удивление спокойно. Раздела и обтёрла Стилла, уложив обессиленного битвой и тяжёлой ношей Гнома в кровать. Рядом на коврик положила перебинтованную розовую кошку, предварительно подлечив её врождённой дренейской способностью к восстановлению и лечению.

— Отдыхай, утро вечере мудренее, а утром поговорим за кружкой крепкой браги с корицей!

Стиллори, разомлев от этих слов, ухнул в объятья сна, даже не заметив, как призрачный зверь, удивлённо взглянув в глаза Триль, послушно вышел из комнаты за ней следом, урча, как котёнок, учуявший что то тёплое и родное....

 

…...

Стиллори просыпался. Какой странный сон. Сон, в котором прозвучало Любимое имя. Сон стоило основательно разобрать по полочкам сознания и положить в ящечки памяти, пока он не улетучился, что-бы на досуге разобрать его по камешкам. Стиллори делал это — просыпался и запоминал сон — как всегда степенно и основательно.

Не открывая глаз Стиллори приподнялся на локтях, подставляя свою вторую — после бороды — гордость, нос с горбинкой лучам холодного утреннего осеннего солнца, ловя пышными усами переливающиеся светом золотистые пылинки. Как же хорошо!!! Но... Что это придавило ноги так, что затекли не пошевелить? Неужели.... Вот наглость! Такого — в кровать — даже Тридоби не дозволено было!!! Переборов желание стряхнуть с ног тяжесть — ведь зверь, спасший жизнь Почтенному гному, был ещё недостаточно здоров для, хоть и дружеской но всё же трёпки, за неподобающее поведение! Стиллори, не открывая глаз, начал напрягать низ живота, улыбаясь всей глубине пошлости своей идеи. В этот момент скрипнула входная дверь, Стиллори, с трудом сдержавшись, сдержал позыв, открыл один глаз. Взору его предстал вплывающий в комнату задорно вздрагивающий от напряжения хвостик Любимой, открывающей таким образом дверь, что бы внести на подносе бо-ольшую кружку с дымящейся брагой с корицей.

— На этой планете та-акие хо-олодные но... КАКОГО МА`НАРИ!!!!!

Опешив от смены интонаций Стиллори разом распахнул оба глаза и уставился в низ кровати.

На его ногах, заставив из затечь до мурашек, покоилась шевелюра цвета кислотного гоблинского ракетного топлива молодой и очаровательной эльфийки, единственной одеждой которой оная шевелюра и являлась!

 

*Тпррррюк!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!, — Сказала расслабленная Гномская задница!!!!!

 

…...

 

Спустя не такое уж продолжительное, по меркам долгоживущих рас, время Стиллори и Триль стояли под сенью вековечных деревьев Дарнасса, перед старшей жрицей и её непоседливой дочерью.

Стиллори, твоё желание создать Гильдию Исследователей, в которую бы входили расы Азерота, не взирая на различия и общественное положение под патронажем Великого Древа будет удовлетворено. Каким именем ты хочешь наречь сообщество отважных и верных существ?

Стиллори, задумчиво пожёвывая кончик своих неимоверно пышных усов, с некоторой паузой выдавил из себя:

Мне не дано умения достаточно умело пользоваться таким даром моего народа, как молот, но он — всё же — олицетворяет всё самое доброе и созидательное, что может придумать моя Душа и Сердце, а так как моими первыми товарищами стали те, кого мои родичи считают такими же не достижимыми как.... Так пусть так и Зовётся:

 

МОЛОТ И ЗВЁЗДЫ!!!!